Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

прикольный этот осибори-арт


раньше не встречалось, а сегодня по работе случайно столкнулся.

Японцы распространили идеи оригами на полотенца-осибори. Получилось здорово, будет теперь чем в каком-нибудь Тануки заняться.

главное с сибари не перепутать






Collapse )





искусство есть искусство

Вот, блин, какой же я тёмный оказывается. Не просто живу, оторвавшись от реальности, но ещё и классиков не знаю. 

Как наивный чебурашка три года назад писал, что Янь Лэй на второй Московской биеннале изобразил нашего президента в образе Франциска I. вот как-то так:

160.97 КБ

Ну нарисовать, конечно, Янь Лэй нарисовал,  но вовсе не Жан Клуэ (младший) был источником вдохновения китайского художника, ни фига.
Collapse )

Сюй Бин (I)

Сюй Бин наряду с Гу Вэньда и У Шаньчжуанем стоял у истоков экспериментов с иероглификой в китайском современном искусстве.

Он родился в 1955 г. Его отец, Сюй Хуамин в середине пятидесятых был профессором исторического факультета Пекинского университета, а мать работала там же в библиотеке. Во время культурной революции Сюй Хуамин был объявлен враждебным элементом, и семья подверглась гонениям. В 1974 г. Сюй Бин был отправлен на перевоспитание в деревню. Однако художник часто говорил, что тяжёлая физическая работа и плохие условия жизни наполнили его жизнь позитивным опытом простой сельской жизни, который он никогда бы не смог приобрести в столице.

Там Сюй Бин нашёл и приложение своим способностям к рисованию и каллиграфии, которыми занимался с детства. Вместе с другими молодыми людьми он выпускал сделанный вручную информационный бюллетень, иллюстрировал его, принимал активное участие в создании различных пропагандистских материалов. Информационный бюллетень привлёк внимание пекинского чиновника от культуры, известного художника Лю Чуньхуа, который специально посетил коммуну Хуапэнь, чтобы поближе познакомится с деятельностью группы.


Уже после смерти Мао Цзэдуна Сюй Бин в 1977 г. был принят в Центральную Академию Художеств, однако не на факультет масляной живописи, как он надеялся, а на факультет гравюрного дела. Гравюра считалась более «низким» искусством, чем интеллектуальная традиционная китайская живопись или модная западная живопись маслом, но благодаря используемому пропагандой простому языку и лёгкости тиражирования, ксилография играла важную роль в борьбе на идеологическом фронте.

С самого начала обучения в Академии художник начал создавать серию маленьких (около 15 x 15 см) ксилографических оттисков, изображающих разные сценки из сельской жизни. Эти работы были непривычно лишены всякого идеологического контекста, там не было ни овощей выше человеческого роста, ни бодрых крестьян, прославляющих партию, это были тёплые картинки, говорящие о деревенском быте, таким, каким его увидел художник.


После окончания учёбы Сюй Бин был оставлен в Академии преподавателем. В совершенстве освоив различные техники печати, художник всё больше стремился к экспериментам. Демонстрируя, что отпечаток можно сделать практически с любой твёрдой поверхности, в 1986 г. он вместе со своими студентами создаёт инсталляцию, состоящую из колеса от огромного грузовика и оставленного им на полосе бумаги отпечатка.

Обращаясь к популярной китайской технике снятия копий-отпечатков с иероглифических надписей на каменных стелах, Сюй Бин сделал оттиски с камней Великой Китайской стены. А в «Пяти сериях повторений» он своеобразным способом визуализировал стадии создания ксилографических работ: первый оттиск художник сделал целиком чёрным с необрезанной доски, затем он сделал отпечаток с частично вырезанной работы, далее, вырезав ещё некоторую часть, снова делал оттиск; в конце же был белый лист, символически оставленный от полностью срезанной печатной поверхности.

В середине 80-х гг. Сюй Бин стал уже достаточно заметным художником, на счету которого было и несколько зарубежных выставок. Но мировая известность пришла к нему в 1988 г.

В 1987 г. Сюй Бин начал работать над новым проектом, получившим название «Книга небес – Анализ отражения мира», или «Книга конца столетия», который представлял собой набор раскрытых книг и развешанных на стенах и потолке печатных свитков.

Collapse )

Эксперименты с иероглификой в творчестве Гу Вэньда (II)


Начало тут: http://jiang-li.livejournal.com/25481.html

105,84 КБ

После переезда в США Гу Вэньда продолжал работать в том же направлении. Так, например, в 2003 г. он показал в Нью-Йорке проект с иероглифами-фразами, складывающимися в устойчивые словосочетания или слово, в состав которых входил иероглиф «ветер».

Серия состояла из двенадцати работ. На заднем плане каждой работы изображён пейзаж, а на переднем - написан крупный синтетический иероглиф, значение которого связано с темой пейзажа. Например, фэншуй (风水) – фэн-шуй; фэнлэй (风雷) – буря, гроза; фэнбао (风暴)– ураган, шторм; фэнюэ (风月)– ветер и луна (также обозначение лирического пейзажа); фэнюй (风雨) – ветер и дождь, плохая погода, и т.д.




Collapse )

 

Эксперименты с иероглификой в творчестве Гу Вэньда (I)

Восьмидесятые годы XX в. были одним из самых интересных и важных периодов в развитии китайского авангардного искусства. Начавшееся после Культурной революции (в конца 70-х гг.) возрождение и дальнейшее развитие модернистских идей, с которыми Китай познакомился ещё в первой четверти XX в. в сочетании с заимствованием и адаптацией новейших эстетических концепций, дали толчок к появлению мощного общекультурного движения, получившего впоследствии название Движение-85 (или китайская Новая Волна).


Одним из заметных представителей этого движения был Гу Вэньда(
谷文達).



86,61 КБ

Родился в 1955 г, Шанхай. В 1976 г. окончил Шанхайское училище прикладного искусства. В 1981 г. получил степень магистра искусств Чжэцзянской академии художеств, где обучался традиционной живописи под руководством знаменитого мастера Лу Яньшао (1909-1993). Преподавал в Академии. В 1987 г. после поездки в Канаду эмигрировал в США


Collapse )


 

АЙ ВЭЙВЭЙ И БАШНЯ

Взгляд зацепился за новую работу Ай Вэйвэя и Fake Studio - Working Progress (Fountain of Light), сделанную для недавно открывшейся в Ливерпуле выставки «The Real Thing: Contemporary Art from China».

43,87 КБ

Действительно, реальная штуковина.
Взяв за основу один из символов русского авангарда «Проект памятника Третьему Интернационалу» Владимира Татлина, художник создал прекрасный символ нового Китая – гигантской фабрики со светящимися небоскрёбами. Та же индустриальная мифология и несбыточная мечта о новом счастье в новом мире. Та же оторванность от реальности и практическая нефункциональность.
Римейк, на мой взгляд, отличный - плавающая в Albert Dock восьмиметровая светящаяся башня это вам не нефтяные пятна, не зря англичане дали на проект более 100 000 фунтов.

Collapse )


О выставке здесь

Китайцы на 2-й Московской биеннале современного искусства. Часть 1.

Китайская часть совместного китайско-латиноамериканского специального проекта второй Московской биеннале современного искусства «Мы – ваше будущее».

Несмотря на то, что современное китайское искусство во всём мире давно перестало быть чем-то необычным, в отечественных художественных кругах имена его представителей до недавнего времени мало кто знал, а если и знал, то предпочитал не упоминать – запомнить сложно, а как произносится так вообще не понятно.

Вторая Московская биеннале, возможно, решит эту проблему – три специальных проекта, в которых участвуют китайцы, уже довольно весомый вклад, и не заметить их крайне сложно.

На Винзаводе в настоящее время представлена довольно репрезентативная подборка китайских художников – есть среди них и те, кто стоял у истоков китайского современного искусства в конце 70-х гг. прошлого века, участники первых неофициальных художественных объединений, лидеры Движения-85, и более молодые, но уже известные авторы.


150,34 КБ

Collapse )